Есть вопросы? Звоните по телефону7 (391) 205-3-205
info@krasclinic.ru

Терапевтическое и оперативное лечение лор-патологий

околоносовые пазухи

Насколько оправданны и эффективны ЛОР — операции в целом? В нашем организме природой создан тончайший, универсальный и далеко ещё не познанный защитный механизм слизистой носа. Несомненно, когда мы вторгаемся в существующие структуры, мы это делаем грубо. Поэтому любое хирургическое вмешательство должно быть тысячу раз продумано и оправданно. И только в том случае, когда все терапевтические методы неэффективны. С другой стороны, применяя малоинвазивные методики с использованием эндоскопической техники, лазерной хирургии, сегодня мы добиваемся по-настоящему высокой эффективности ЛОР-операций. Во многом и за счёт того, что параллельно помогаем терапевтическими методами.

Эффективность оперативного лечения увеличивается при грамотной предоперационной подготовке пациента, минимализации хирургического вмешательства (за счёт технического усовершенствования и увеличения возможностей хирурга), а также качественной реабилитации в послеоперационном периоде.

Минимализации оперативного вмешательства зависит от хорошего наркозного обеспечения, которое легко переносится пациентом, а также от осторожного, щадящего соприкосновением со слизистой оболочкой с совершенно незначительным кровотечением.

Очень часто родители боятся оперировать своих детей, даже если операция показана и на ней настаивает врач поликлиники. Мы вполне понимаем логику родителей. Они приходят к доктору, и им выносят вердикт — нужна операция. Бывает, через несколько дней идут к другому врачу. А он говорит: «Нет, с операцией можно подождать, давайте полечим гомеопатическими препаратами» К сожалению, в таких случаях аденоиды либо рецидивируют, либо вызывают серьезные последствия у ребенка: формирование аденоидного типа лица, развитие экссудативного отита и т.д. Аденоиды — это часть защитного кольца. Почему именно у детей эти ткани увеличены? Потому, что в период роста ребенка лимфоидная ткань берет на себя наибольшую нагрузку и участвует в формировании «иммунного ответа».Если это лимфоидное кольцо сохранено, то в старшем возрасте такой человек будет меньше болеть, т. е. смысл не удалять аденоиды, конечно, есть. Но в процесс вмешивается неблагоприятная ситуация современного мира: загрязнение окружающей среды, факторы организованных детских коллективов.

Что такое детский сад? «Отдохнув» дома от инфекции, ребёнок снова попадает в её рассадник. И тогда его лимфоидные органы, работающие в усиленном режиме, вынуждены разрастаться. Увеличенные аденоиды и миндалины начинают вредить другим органам, которые находятся рядом. Закрываются устья слуховых труб, развивается экссудативный отит.

Ввиду данной медико-социальной проблемы, подходы к лечению лимфоидных органов мы строим очень внимательно. Обязательно исследуем аллергический фон. Например, паразитарная инвазия — это тоже аллергизация, извращённый иммунитет. Что будет с таким ребёнком, если уберём аденоиды? Они вырастут снова. Что будет, если давать ребёнку гомеопатические средства, не выявив аллергены и не устранив их? Аденоиды будут расти.
Мы пришли к выводу, что не можем лечить таких больных без аллерголога-иммунолога. Надо провести терапию и посмотреть, насколько она будет эффективна. А если всё же понадобится аденотомия, то пациент к ней будет готов.

Широко распространено мнение, что радикальным способом лечения тонзиллитов является тонзилэктомия и чем раньше она будет проведена, тем лучше. Нёбные миндалины важны в период формирования детского иммунитета. Но иногда они становятся очагом инфекции. Возможно возникновение ревматизма, пиелонефрита, поражений сердца и суставов. В таких случаях нёбные миндалины, бесспорно, подлежат удалению, ведь оставшийся очаг инфекции будет поддерживать болезнь.
Можно ли удалять миндалины профилактически? Однозначно — нет. Если они выполняют свою функцию, то удаление может привести к тому, что лимфоидная ткань начнёт компенсаторно расти в области задней стенки глотки.

Удалённые нёбные миндалины у людей с бронхолёгочной инфекцией могут привести к возникновению бронхитов и пневмоний. Надо определить функциональную активность миндалин, выяснить, работают ли они или стали уже врагом для человека. И только тогда обсуждается возможность операции.
У многих людей проблемы связаны с состоянием околоносовых пазух. Всё чаще мы сталкиваемся с вялотекущими формами гайморитов. Человек, не посоветовавшись с врачом, идёт в аптеку, где фармацевт охотно ему расскажет, какой препарат приобрести. Покупает лекарство и самостоятельно лечится дома, не соблюдая соответствующего режима, не дополняя лечение местными процедурами, как, например, промывание полости носа, физиолечение и т. д. Лекарство, даже очень хорошее, в таком случае лишь заглушит на время болезнь.

При следующей простуде она возникнет снова в цветущей форме. Человек снова идёт в аптеку, покупает лекарство, которое ему «помогло» в прошлый раз. И оно снова «помогает», правда, уже на меньший срок. А за это время в слизистой воздухоносных пазух произошли необратимые изменения, выросли полипы, которые стойко заблокировали выходные отверстия, и одним антибиотиком уже не помочь. А физиолечение нельзя делать, потому что натренированная слизистая увеличилась и закрыла весь просвет — нужна хирургическая коррекция.

При лечении хронических ринитов, мы зачастую сталкиваемся с ситуацией, когда у пациента давно искривлена носовая перегородка. На фоне её деформации возникает заложенность носа, но пациенту к врачу идти не хочется. Он боится операции, капает сосудосуживающие средства. Они на какое-то время помогают, а потом, обжигая слизистую, усугубляют заболевание. И вместе с искривлением появляется ещё патология — изменение боковой стенки носа, нафтизиновая зависимость.

Здесь два пути. Первый — прооперировать перегородку и боковые стенки носа. Второй- попытаться снять нафтизиновую зависимость терапевтически и уменьшить объем операции до минимума, который необходим пациенту. А после хирургического лечения провести реабилитацию, чтобы закрепить эффект. Мы такой способ отработали. Лечением ринитов у нас занимаются аллерголог-терапевт и хирург. Тактика лечения определяется коллегиально.