Есть вопросы? Звоните по телефону7 (391) 205-3-205
info@krasclinic.ru

Коблация. Передовой рубеж лор-хирургии

коблатор

30.11.2005 года в красноярской «Клинике Новых Технологий», впервые за Уралом, применён новейший метод бескровных операций в носоглотке. Состоялась научно-практическая конференция с участием ведущих оториноларингологов из Москвы, Новосибирска, Барнаула, Томска. Видеодемонстрация операций и информация о новом методе хирургического лечения ЛОР-болезней вызвали огромный интерес у красноярских врачей.

Сергей Геннадьевич Вахрушев, профессор кафедры оториноларингологии КрасГМА, директор «Клиники Новых Технологий»:

— Геннадий Иванович Буренков познакомил меня с профессором, отоларингологом, главным врачом Ставропольской краевой больницы Владимиром Ивановичем Кошелем. В течение полугода он применял холодноплазменную хирургию для аденоидэктомии. И восторгался этим методом, удаляя аденоиды за десять—пятнадцать минут на «сухом поле».

«Коблатор-2» изготовлен специально для ЛОР-хирургии. По сравнению с радиоволновым излучением, т. е. «радионожом», это технология следующего поколения. За рубежом коблацию используют до 8 лет, и они отпускают пациентов после операции, делают её амбулаторно. Наших людей тоже интересуют небольшие затраты времени, отсутствие боли и долгого заживления. Тем более что чаще это дети, а они требовательны к щадящему подходу.

Мы готовились к приобретению такого прибора, он очень дорог. И когда на последнем конгрессе услышали, что появился специальный адаптированный для ЛОР-хирургии «Коблатор-2» — решились. Такие вмешательства немного дороже. Но, рассмотрев соотношение эффект — стоимость, пришли к выводу, что больные должны согласиться. Прибор сам американский, в него вложены последние достижения науки.

То же и с лечением экссудативного отита, когда разросшаяся лимфоидная ткань перекрывает устья слуховых труб. Теперь становится реальным её частичное, «ювелирное» удаление, после чего восстанавливается вентиляция среднего уха. Больных с сахарным диабетом, с патологией крови, за которых мы раньше даже не брались, теперь, я надеюсь, будем оперировать.

Виктор Владимирович Вишняков, доктор медицинских наук, профессор, заведующий отделением болезней уха, горла и носа Клинической больницы управления делами Президента, г. Москва.

— Впервые я познакомился с этим методом на конгрессе отоларингологов в Берлине.
Суть метода в том, что воздействие производится плазмой, которая разрушает ткань, как бы испаряя её. Очень важно, что плазма имеет невысокую температуру — 50–60 градусов Цельсия, т. е. вмешательство происходит без термического повреждения окружающих тканей. А раз ткань не обожжена, то и заживление происходит гораздо быстрее и после операции болезненности никакой. Кровотечение в послеоперационном периоде отсутствует. Поэтому вмешательство проходит стерильно, меньше операционная травма, меньше переживаний пациенту и больше удовлетворения врачу. В день операции, через четыре—пять часов больной может свободно принимать пищу.

Те, кто переносил в детстве удаление миндалин или аденоидов, на всю жизнь запомнили эту операцию. Она проходит под местной анестезией, кровопотеря бывает до 300—500 граммов. После — в течение первых суток при кашле, сглатывании кровотечение очень часто возникало снова, и остановить его уже тяжелее. Коблация позволяет избежать всего этого.

Сегодня мы прооперировали ребёнка — тонзиллотомия (частичное удаление нёбных миндалин) и аденоидотомия (удаление аденоидов). И взрослого мужчину по поводу храпа. Коблация — хирургия XXI века. Не исключено, что этот метод может использоваться в лечении заболеваний носовых пазух и гортани.
Руководят «Клиникой Новых Технологий» сотрудники кафедры Медицинской академии, что само по себе гарантирует высокий уровень. Клиника хорошо оснащена. Думаю, в дальнейшем о ней услышат не только в Красноярском крае, но и за его пределами.

Владимир Степанович Дергачёв, зав. кафедрой оториноларингологии с курсом глазных болезней Алтайского государственного медицинского университета, гл. оториноларинголог Алтайского края:

— В регионах нет достаточного развития нашей службы. И когда появляются клиники, которые действуют совершенно по-другому, это радует. Человек делает при рождении первый вдох. Я считаю, что наша специальность — самая главная.

Раньше я только слышал об этом методе, а теперь появилась возможность увидеть всё воочию. Могу сказать, что у коблации есть безусловные преимущества. Область применения её гораздо шире. Например, при удалении сосудистых опухолей верхних дыхательных путей, при операциях по поводу искривления носовой перегородки, восстановления проходимости естественных соустий. Мы в одном аппарате увидели возможность решения многих нерешённых проблем более щадящими методами, чем это делалось раньше.

Геннадий Иванович Буренков, заведующий кафедрой ЛОР-болезней КрасГМА, главный врач «Клиники Новых Технологий»:

— Оториноларингология, как и другие науки, сегодня на пути развития передовых технологий. Есть методы традиционной хирургии, есть методы криохирургии (хирургии холодом), есть лазерная хирургия. То, что сегодня нам было представлено на конференции — новый шаг на пути развития хирургии, в том числе оториноларингологии.
За Уралом это первая клиника, которая в дальнейшем явится опорной базой для распространения данной технологии в Сибири и по Дальнему Востоку. К нам будут приезжать врачи, обучаться, получать сертификат.

Маргарита Андреевна Рымша, зав. кафедрой оториноларингологии Новосибирского государственного медицинского университета, профессор, заслуженный врач РФ, президент Новосибирского общества оториноларингологов, гл. специалист по детской оториноларингологии г. Новосибирска:

— Мы посмотрели операции — впечатляет. Особых осложнений не будет, потому что нет обширного повреждения тканей, нет неконтролируемой глубины проникновения. Так мы отходим от старых методов. Наши пациенты люди грамотные, с широким кругозором, они хотят чего-то нового и с удовольствием идут на современные технологии.

Думаю, за «Коблатором» большое будущее. Он позволяет внедрить действительно щадящие методики в наиболее востребованные операции, особенно в детском возрасте, такие, как тонзиллотомия, аденотомия. Возможно, за ним будущее и в отношении опухолей, но тут надо ещё смотреть клинические результаты. Хочу выразить свой восторг в отношении «Клиники Новых Технологий». Услуги, которые она предоставляет — высокого уровня. Такой сплав учебной, научной, клинической работы даёт свои результаты. Будем учиться, брать пример. Что касается метода, он появится у нас в Новосибирске в самое ближайшее время.

Шилов Михаил Владимирович доцент кафедры оториноларингологии с курсом стоматологии Сибирского медицинского университета, г. Томск:

— Такая же клиника существует в Томске — «Клинический Оторинологический Центр», директор — Староха Александр Владимирович. В ближайшее время «Коблатор» тоже будем приобретать. Это новая страница в лечении. Коммерческие структуры во многих странах являются локомотивами прогресса в медицине. Для отработки новых технологий нужна какая-то лаборатория, «теплица». Такими «теплицами» являются частные клиники. На государственном медицинском конвейере высокие технологии оттачивать невозможно. В негосударственных центрах они кристаллизуются и потом свободно подхватываются страховыми фондами и государственными больницами. Становятся достоянием широкого круга пациентов.

Технологии идут вперёд, и то, что мы раньше называли эндоскопическую хирургию, хирургией XX века, теперь мы называем хирургией прошлого. Мы вступили в XXI век, в эпоху плазменной хирургии. А прошлые наши методики стали уже достоянием поликлиник. И это нормальный процесс. Передовые технологии всегда были уделом людей активных и неравнодушных.